Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости и события

Верховный Суд РФ поставил точку в споре о совместных закупках медизделий
19 июля 2018 г.

Проект «дорожной карты» развития конкуренции в транспортной отрасли направлен в Правительство РФ
19 июля 2018 г.

Возбуждено новое дело о картельном сговоре на поставку медоборудования
19 июля 2018 г.

Госдума приняла закон об усилении административной ответственности за нарушение условий госконтракта по гособоронзаказу
18 июля 2018 г.

все новости
 Самое читаемое

- Оцифровка закупок
150
- Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
14966
- Топ антимонопольных дел – 2017
1900
- Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
10686
- XIV деловой форум «Юридический форум России». Сессия «Антимонопольное регулирование 2018»
2097
- ФАС идет по цифровому следу
352
 Обзоры

 Анонcы

Правовая защита бизнеса: комплаенс-контроль и аудит в компании
23 июля пройдет II Всероссийская конференция «Уголовная, гражданско-правовая и административная ответственность бизнеса. Построение системы комплаенс в компании». Организатор – компания «АСЭРГРУПП».
Полный текст



Главная /  Выбор редакции /  На пути к безальтернативной дисквалификации за...
На пути к безальтернативной дисквалификации за нарушение антимонопольного законодательства


Опубликовано в журнале «Конкуренция и право» № 6, 2015 г.

В российской правовой системе дисквалификация как вид административного наказания впервые была закреплена в действующем КоАП РФ. Притом что возможность назначить эту санкцию за нарушение антимонопольного законодательства установлена нормативно, в правоприменительной практике она используется крайне редко. Статья посвящена анализу этого института в различных правовых системах и определению вектора его развития в России.


Дисквалификация может быть назначена за совершение ряда административных правонарушений. В том числе:

§ при нарушении:

¨      законодательства о труде и его охране (ст. 5.27 КоАП РФ);

¨      порядка осуществления закупки товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц (ст. 7.32.3 КоАП РФ);

¨      требований промышленной безопасности (ст. 9.1 КоАП РФ);

§ при неправомерных действиях во время банкротства (ст. 14.13 КоАП РФ).

По последней названной статье рассматриваемая санкция применяется достаточно часто. Только на специальной странице сайта ВАС РФ[1] размещены принятые за период с 2004 по 2014 г. 237 решений арбитражных судов о дисквалификации арбитражных управляющих[2].

 

При этом дисквалификация составляет лишь незначительную долю от общего количества административных наказаний за выявленные правонарушения. Так, согласно анализу практики Арбитражного суда Омской области, проведенному по итогам одного из прошлых лет, были дисквалифицированы лишь двое арбитражных управляющих, притом что рассмотрены 49 соответствующих заявлений. В остальных случаях суд либо не усмотрел оснований для привлечения к административной ответственности, либо (в 26 случаях) назначил более мягкое наказание – штраф.

Дисквалификация назначается исключительно в судебном порядке (ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ), что, безусловно, делает лиц, совершивших административные правонарушения, более защищенными. Суд призван объективно рассматривать дело, не связывая себя позицией административного органа, обремененного обязанностью осуществлять контроль в соответствующих сферах общественных отношений.

Кроме того, как правило, рассматриваемая санкция используется в отношении лиц, ранее подвергнутых административной ответственности за аналогичное нарушение. Дисквалификация назначается тогда, когда невозможно сохранить за лицом право вести определенную деятельность (занимать определенную должность) без риска для охраняемых законом отношений. Таким образом, этот вид наказания позиционируется как крайняя мера для тех, кого не остановили примененные ранее (причем в относительно недавнем прошлом – ст. 4.6 КоАП РФ) более мягкие санкции.

При этом даже в подобных случаях у судов обычно есть возможность назначить другой вид административного наказания.

В то же время для некоторых наиболее тяжких, по мнению законодателя, составов правонарушений предусматривается так называемая безальтернативная дисквалификация, причем вне установления необходимости определить связь с тем, был ли ранее субъект привлечен к административной ответственности за совершение аналогичного правонарушения.

Такая санкция закреплена следующими нормами КоАП РФ:

·         ч. 1, 2 ст. 6.18 (нарушение установленных законодательством о физической культуре и спорте требований о предотвращении допинга в спорте и борьбе с ним);

·         ч. 3 ст. 14.55 (грубое нарушение условий государственного контракта по государственному оборонному заказу). 


Иностранный опыт нормотворчества 

Дисквалификация характерна не только для России, но и для иных национальных правовых систем.

Так, согласно ст. 9А Company Directors Disqualification Act 1986[3] суд в Великобритании может дисквалифицировать директора компании на срок до 15 (!) лет при совокупности следующих условий:

-   компания, директором которой является лицо, нарушила антимонопольное законодательство;

-   исходя из поведения директора, суд делает вывод, что это лицо «непригодно» (unfit) для управления компаниями. При этом не имеет значения, знал ли директор, что действия компании являются нарушением конкуренции. Также необязательно (!), чтобы директор сам участвовал в нарушении. Релевантны и ситуации, когда он знал о нарушении, но не предотвращал его или даже не знал de facto, но должен был знать.

Как видим, британское законодательство предусматривает более жесткую конструкцию этого института в части как срока установления административного наказания (в России такой срок составляет от шести месяцев до трех лет), так и условий его назначения.

Закон о конкуренции Швеции также предусматривает возможность применения такой санкции к должностным лицам компаний за участие в картелях[4].

Возможность дисквалифицировать менеджмент компании за ограничительные торговые практики (в том числе картели) установлена и ст. 86E австралийского Competition and Consumer Act 2010[5]. Соответствующее решение принимается судом по итогам рассмотрения заявления антимонопольного ведомства или генерального прокурора (Director of Public Prosecutions). Наказание назначается, если суд установил участие менеджера в нарушении или попытку такого участия и «признал дисквалификацию оправданной». Его срок определяется судом.

Произведенный сравнительно-правовой анализ свидетельствует о том, что законодательство Российской Федерации является одним из наиболее либеральных с точки зрения подхода к применению этого института. 


Нормативные основания для назначения дисквалификации 

Перечислим случаи, в которых возможно назначение такого наказания, как дисквалификация.

1. При повторном совершении аналогичных административных правонарушений:

-   нарушение правил (порядка обеспечения) недискриминационного доступа, порядка подключения (технологического присоединения) (ч. 2 ст. 9.21 КоАП РФ в ред., вступающей в силу с 10 января 2016 г.);

-   ограничение конкуренции органами власти, органами местного самоуправления (ч. 2 ст. 14.9 КоАП РФ);

-   манипулирование ценами на оптовом и (или) розничном рынках электрической энергии (мощности) (ч. 2 ст. 14.31.2 КоАП РФ);

-   нарушение условий госконтракта по государственному оборонному заказу либо условий договора, заключенного в целях выполнения такого заказа (ч. 3 ст. 14.55 КоАП РФ)[6];

-   непредставление сведений или представление заведомо недостоверных сведений в орган, уполномоченный в области государственного регулирования тарифов (ч. 3 ст. 19.7.1 КоАП РФ);

-   непредставление сведений или представление заведомо ложных сведений о своей деятельности субъектами естественных монополий и (или) организациями коммунального комплекса (ч. 2 ст. 19.8.1 КоАП РФ).

2. В случае однократного совершения следующих административных правонарушений:

-   занижение регулируемых государством цен на товары, предельных цен, занижение установленных надбавок (наценок), нарушение установленного порядка регулирования цен, а равно иное нарушение установленного порядка ценообразования (ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ);

-   злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке субъектом естественной монополии или совершение соответствующих действий хозяйствующим субъектом, в случае если результатом такого поведения является или может стать недопущение, ограничение или устранение конкуренции за исключением предусмотренных ст. 14.31.1 настоящего Кодекса случаев[7] (ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ);

-   заключение ограничивающего конкуренцию соглашения, осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий, координация экономической деятельности (ст. 14.32 КоАП РФ);

-   недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг (ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ);

-   грубое нарушение условий госконтракта по государственному оборонному заказу, совершенное лицом, указанным в ст. 14.55 Кодекса (ч. 3 ст. 14.55 КоАП РФ);

-   невыполнение в установленный срок законных решения, предписания антимонопольного органа (ч. 2, 2.1, 2.2, 2.3, 2.6, 2.7, 3, 5 ст. 19.5 КоАП РФ).

Ознакомившись с санкциями, закрепленными в названных статьях, можно обнаружить закономерности в определении административного наказания. При административных правонарушениях, конструкция которых включает критерий повторности совершения аналогичных нарушений, предполагается безальтернативное применение дисквалификации (за исключением положений ч. 2 ст. 9.21 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 250-ФЗ). А при осуществлении действий, которые влекут наступление административной ответственности и не требуют повторности их совершения, возможно назначение административного наказания в виде наложения штрафа либо дисквалификации (исключая формулировку ч. 3 ст. 14.55 КоАП РФ).


Практика «антимонопольной» дисквалификации в России 

Как уже было отмечено, практика использования дисквалификации за антимонопольные нарушения крайне невелика. Тем не менее в правореализационной деятельности есть примеры назначения такого наказания за подобные нарушения.

Так, в июне 2009 г. (т.е. вскоре после появления самой возможности применения рассматриваемой санкции за нарушения в области конкуренции) Биробиджанский районный суд по заявлению УФАС по Еврейской автономной области дисквалифицировал на один год должностное лицо, виновное в заключении соглашения с подрядной организацией на выполнение работ по проведению капитального ремонта, которая была определена победителем комиссионного отбора с нарушением антимонопольного законодательства[8].

По другому делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 14.32 КоАП РФ, мировой судья также назначил наказание в виде дисквалификации сроком на шесть месяцев. Применение такой санкции было обосновано судьей личностью лица, привлекаемого к ответственности, и его финансовым положением[9].

Следует отметить и дисквалификацию руководителя МУП «Кочетовские коммунальные сети» за злоупотребление доминирующим положением (ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции). Нарушение выразилось в установлении монопольно высокой цены на рынке услуг по теплоснабжению. УФАС по Тамбовской области обратилось в суд для решения вопроса о применении мер административной ответственности. В итоге Мичуринский городской суд дисквалифицировал на один год указанное лицо на основании положений ст. 14.31 КоАП РФ[10].

Пожалуй, наиболее свежим примером является решение Арбитражного суда Московской области от 28 сентября 2015 г. по делу № А41-51225/2015.

В рамках данного дела был дисквалифицирован на шесть месяцев бывший глава Солнечногорского муниципального района.

УФАС по Московской области установило, что между администрацией Солнечногорского района, Комитетом по управлению имуществом администрации и муниципальным унитарным предприятием было заключено устное соглашение об осуществлении согласованных действий, направленных на предоставление земельных участков в аренду без проведения торгов.

Комиссия УФАС по Московской области вынесла решение о признании администрации нарушившей п. 4 ст. 16 Закона о защите конкуренции, а в отношении экс-главы района был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 3 ст. 14.32 КоАП РФ. Затем антимонопольный орган обратился в суд с заявлением о дисквалификации бывшего руководителя района.

Суд удовлетворил требования заявителя, признал экс-главу Солнечногорского района субъектом административного правонарушения и применил к нему соответствующую санкцию. При этом суд учел то обстоятельство, что всего за полтора месяца до составления УФАС по Московской области «судьбоносного» протокола указанное лицо уже привлекалось к административной ответственности за совершение однородного правонарушения по ч. 1 ст. 14.9 КоАП РФ.

Анализ практики назначения дисквалификации за антимонопольные нарушения позволяет выявить системные проблемы в использовании этого института.

1. Требование повторности совершения именно аналогичных административных правонарушений, представленное в ряде статей КоАП РФ, неоправданно сильно сужает сферу применения этого вида административного наказания.

Предусмотренная иными статьями КоАП РФ возможность альтернативного назначения административного наказания в виде штрафа либо дисквалификации преимущественно не требует наличия критерия повторности совершения аналогичных правонарушений. Однако при избрании такого наказания безусловному учету подлежат обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность субъекта: к последним относится факт повторного совершения однородного правонарушения[11].

Однородными считаются правонарушения, ответственность за совершение которых предусмотрена одной статьей Особенной части КоАП РФ[12]. И хотя понятия «аналогичность» и «однородность» не являются тождественными, в статьях КоАП РФ однородность правонарушений фактически приравнивается к аналогичности, так как дисквалификация подлежит назначению при повторном совершении правонарушений, ответственность за которые установлена в одной статье Особенной части Кодекса. В этом случае утрачивает смысл встречающееся в литературе[13] предложение о том, чтобы заменить закрепленное в ряде статей КоАП РФ требование для назначения административного наказания в виде дисквалификации с повторного совершения аналогичных правонарушений на требование повторного совершения однородных правонарушений.

В целях устранения неоправданно узкого толкования сферы применения дисквалификации представляется целесообразным внести в текст КоАП РФ коррективы, требующие повторности совершения не аналогичных, не однородных правонарушений, но правонарушений, относимых к одной группе и имеющих единый родовой объект посягательства. Поскольку наказания за нарушение антимонопольного законодательства рассредоточены по разным главам Особенной части КоАП РФ, полагаем возможным при определении единства родового объекта посягательства в числе прочего учитывать критерий субъектного состава органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

2. Неготовность правоприменителей к назначению дисквалификации за нарушение антимонопольного законодательства

Это особая проблема при избрании вида административного наказания в соответствии с положениями КоАП РФ, допускающими выбор между штрафом и дисквалификацией. «…Назначение той или иной альтернативной меры наказания относится к исключительной прерогативе… суда… (оценочный критерий), следовательно, если характер совершенного правонарушения позволяет суду прийти к выводу о том, что только дисквалификация будет отвечать целям наказания… то суд вправе назначить именно данный вид наказания»[14].

Яркими примерами подобной неготовности выступают два случая из правореализационной практики:

-   мэр города Кызыла, систематически издававший акты о предоставлении субсидий муниципальному унитарному предприятию без предварительного согласования фактов предоставления муниципальных преференций с антимонопольным органом и привлекавшийся ранее к административной ответственности за совершение аналогичного правонарушения, на основании ч. 2 ст. 14.9 КоАП РФ понес административное наказание в виде штрафа в размере 30 тыс. руб.[15];

-   руководитель Комитета по управлению имуществом города Чебоксары, систематически предоставлявший муниципальные преференции хозяйствующим субъектам без соблюдения нормативно установленных процедур, несмотря на неоднократные попытки антимонопольного органа, дисквалифицирован не был, но на него налагались административные штрафы[16].

3. Отсутствие четких критериев определения субъекта, подлежащего дисквалификации.

Принятие большинства решений организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера связано с деятельностью не одного, а нескольких лиц: исполнителей, согласантов и подписантов. Кто из них должен нести ответственность? Несмотря на встречающиеся в публикациях утверждения о целесообразности административного наказания именно исполнителей[17] полагаем, что ответственность должны нести те субъекты, которые вправе самостоятельно реализовать соответствующие полномочия, а также те, кто совершил последние юридически значимые действия, необходимые для принятия спорного управленческого решения.

4. Неопределенность в правовых последствиях дисквалификации.

Действительно, исполнение акта о дисквалификации производится путем прекращения договора (контракта) с подпавшим под эту санкцию лицом[18]. При этом решение о назначении административного наказания считается приведенным в исполнение с момента его вступления в законную силу. Именно с этого времени договор считается прекращенным и дисквалифицированный субъект не вправе в том числе осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом[19].

Однако только факт вступления решения в силу не влечет автоматического наступления правовых последствий расторжения договора с этим субъектом, но требует дополнительных действий: «…Обязанности по применению правовых последствий прекращения трудового договора являются двусторонними: дисквалифицированное лицо обязано немедленно прекратить управление юридическим лицом, а работодатель – трудовой договор с лицом, привлеченным к административной ответственности»[20]. Необходимо обратить внимание на то, что осуществление подпавшим под наказание субъектом деятельности по управлению компанией является отдельным административным правонарушением, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 14.23 КоАП РФ.

Вместе с тем нередко дисквалифицированные лица продолжают пользоваться своими управленческими полномочиями. Примечательно, что предпринятые соответствующими субъектами юридически значимые действия оцениваются по-разному. В некоторых случаях такие решения оценивались как соответствующие нормативным требованиям, при этом отмечалось, что при неисполнении судебного акта о дисквалификации виновные могут быть привлечены к административной ответственности[21]. В других ситуациях суды не признавали их юридически значимыми: к примеру, отказывали в утверждении мирового соглашения в связи с тем, что «со стороны должника оно подписано неуполномоченным лицом, так как подписавший мировое соглашение генеральный директор… дисквалифицирован сроком на один год»[22].

Очевидно, что юридическим императивом принципа обязательности судебных актов[23] выступает положение о том, что такие вступившие в силу акты обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации[24]. Вместе с тем в ЕГРЮЛ могут быть представлены сведения, согласно которым фактически дисквалифицированное лицо выступает в качестве субъекта, имеющего право без доверенности действовать от имени компании.

Как известно, ЕГРЮЛ открыт для всеобщего ознакомления, а лицо, добросовестно полагающееся на представленные в нем данные, вправе исходить из того, что они соответствуют фактическим обстоятельствам[25]. При этом сведения из реестра дисквалифицированных лиц предоставляются всем заинтересованным субъектам, но только по запросу последних в отношении конкретного нарушителя и при условии оплаты соответствующей государственной услуги[26]. Как ЕГРЮЛ, так и реестр дисквалифицированных лиц ведет один и тот же государственный орган, что укрепляет убежденность участников гражданского оборота в актуальности и достоверности представленной информации.

В целях соблюдения принципа баланса публичного и частного интересов полагаем необходимым оценивать направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей действия таких дисквалифицированных субъектов в качестве оспоримых сделок на основании положений ст. 174 ГК РФ.

К иным неоднозначным последствиям назначения рассматриваемого вида административного наказания относится дисквалификация лица, выступающего в качестве единоличного исполнительного органа и одновременно являющегося участником соответствующего хозяйствующего субъекта. Означает ли это, что такое лицо лишается и ряда нормативно установленных прав участника, в том числе права избрания нового единоличного исполнительного органа? Представляется, что нет, поскольку иное толкование предполагало бы парализацию деятельности хозяйствующего субъекта и фактически лишало бы дисквалифицированное лицо комплекса прав и обязанностей участника, что выходит за рамки этого вида административного наказания.

Так, дисквалификация заключается в лишении физического лица права в том числе осуществлять управление компанией в иных случаях, предусмотренных законом. Поскольку в законодательстве РФ такие случаи не установлены, право принимать участие в работе общего собрания участников не утрачивается.

В связи с этим следует обратить внимание на каузальное толкование сферы действия этого вида административного наказания: «То обстоятельство, что Прохорова Т.В. занимает должность генерального директора в созданном ею юридическом лице, не образует основания для ликвидации ООО… Такое последствие, как ликвидация юридического лица, созданного дисквалифицированным лицом, КоАП не предусмотрено»[27].

Нет определенности и в следующих последствиях применения меры административной ответственности: наказание распространяется только на текущую должность субъекта либо в течение срока дисквалификации также на иные сферы деятельности, указанные в ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ?

Полагаем, что факт назначения административного наказания конкретному лицу влечет невозможность осуществления им деятельности, указанной в ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ, вне связи с конкретной должностью, которую лицо занимает на момент дисквалификации. Этот вывод частично подтверждается материалами правоприменительной практики: заключение трудового договора с таким лицом, принимаемым на должность первого заместителя генерального директора общества, не нарушает правового режима его дисквалификации, поскольку первый заместитель генерального директора не является органом управления хозяйствующего субъекта[28].

На устранение существующей неопределенности направлены также нормотворческие инициативы: «…При назначении административного наказания в виде дисквалификации суд определяет перечень должностей, которые не вправе занимать (замещать), либо перечень видов профессиональной деятельности, которые не вправе осуществлять лицо, подвергнутое административному наказанию в виде дисквалификации»[29].

Необходимо обратить внимание и на допускаемые правоприменителями ошибки, которые в значительной степени снижают эффективность рассматриваемого института и создают угрозу его неправомерного использования.

К таким ошибкам относятся применение этой санкции без указания срока назначения административного наказания вопреки требованиям ч. 2 ст. 3.11 КоАП РФ[30], а также попытка дисквалифицировать субъекта при отсутствии необходимого в соответствии с ч. 2 ст. 14.9 КоАП РФ признака повторности совершения аналогичного административного правонарушения[31]


Перспективы безальтернативной дисквалификации 

По нашему мнению, реальный риск применения дисквалификации – важный фактор предотвращения нарушений. Как известно, существующие административные штрафы не всегда позволяют эффективно предотвращать нарушения, а увеличение их размера скорее приведет к повышению коррупционных рисков, связанных со стремлением субъекта минимизировать угрозу уплаты штрафа.

Особенно это очевидно при пресечении нарушений органов власти, когда соответствующие субъекты не могут быть подвергнуты такому административному наказанию (в отличие от коммерческих организаций, возможность нарушения законодательства которыми в значительной степени ограничивается риском оборотных штрафов или взыскания в бюджет незаконного дохода).

При этом одна из наиболее актуальных задач антимонопольного регулирования на сегодня заключается в повышении эффективности защиты от антиконкурентных действий публичных субъектов, которые не только наносят ущерб соответствующим общественным отношениям в сфере экономики, но и дискредитируют публичную власть. Основной из форм таких нарушений являются ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) властных субъектов, запрещенные ст. 15 Закона о защите конкуренции.

Стремление законодателя сделать борьбу с антиконкурентным поведением гражданских и муниципальных служащих более эффективной привело к введению четвертым антимонопольным пакетом института так называемой безальтернативной дисквалификации. Согласно новой редакции ч. 2 ст. 14.9 КоАП РФ (ограничение конкуренции органами власти, органами местного самоуправления) совершение повторного нарушения будет влечь за собой дисквалификацию должностного лица без возможности наложения административного штрафа в качестве альтернативного наказания.

Введение подобной меры представляется вполне разумным, так как значительная доля от общего числа нарушений антимонопольного законодательства до сих пор приходится на должностных лиц.

Согласно официальной статистике ФАС России[32], в 2014 г. количество правонарушений, допущенных органами власти, составило почти половину от общего числа выявленных нарушений антимонопольного законодательства (см. рис.).

Состояние конкуренции в России

 

Из графика видно, что, несмотря на заметную тенденцию к снижению общего количества правонарушений, допущенных органами власти, они все еще составляют самую многочисленную группу нарушений антимонопольного законодательства.

Сравнение этой статистики с результатами иных исследований и ее сопоставление с предметами правонарушений, состоящих в предоставлении необоснованных преимуществ отдельным хозяйствующим субъектам, позволяют предположить, что определенная доля правонарушителей отстаивает интересы аффилированного с ними бизнеса.

Так, по результатам экспертных оценок Фонда развития гражданского общества, сделанных при подготовке рейтинга эффективности губернаторов, 20 губернаторов существенно ухудшили свои позиции из-за причастности (в том числе «подтвержденной» уголовными делами) их подчиненных к коррупционным делам[33]. Ссылка на это исследование, безусловно, не означает обвинения кого-либо из упомянутых Фондом должностных лиц в нарушениях антимонопольного законодательства или коррупции.

Однако подобная информация позволяет утверждать, что угроза штрафа не всегда сопоставима с имущественными выгодами, которые чиновник намерен извлечь для аффилированных с ним лиц или для себя лично из антимонопольного нарушения. В такой ситуации санкция в виде штрафа не обеспечивает достижения цели административного наказания – предупреждения совершения новых правонарушений, что подтверждает необходимость изменить подход к привлечению к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства.

Решая вопрос о дисквалификации, следует учитывать все обстоятельства дела, в том числе имеющие отношение к личности и имущественному положению субъекта, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В исключительных случаях назначение административного штрафа более эффективно, чем дисквалификация.

Известен случай, когда исполняющий обязанности главы администрации муниципального образования не только признал себя виновным в совершении административного правонарушения, состоящего в заключении недопустимого соглашения, но и просил применить к нему дисквалификацию.

Причины столь неоднозначного на первый взгляд поведения были установлены при разрешении вопроса об избрании вида административного наказания: поскольку субъект достиг пенсионного возраста и уже не работал, его дисквалификация как вид наказания носила бы формальный характер и не могла рассматриваться как мера ответственности за совершенное деяние. С учетом этих обстоятельств суд назначил наказание в виде штрафа[34].

Вместе с тем безальтернативная дисквалификация позволит повысить эффективность борьбы с антиконкурентным поведением публичных субъектов. Назначение этого наказания только в судебном порядке призвано исключить произвольность его использования.

Очевидно, что наряду с назначением административного наказания ФАС России следует продолжать проводить работу по адвокатированию конкуренции. В частности, разъяснять антимонопольное законодательство, что позволит снизить число нарушений, допускаемых в связи с недостаточной информированностью.


Алексей Крюков,

заместитель начальника

Правового управления ФАС России

 

Екатерина Трубинова,

главный специалист-эксперт

Правового управления ФАС России,

кандидат юридических наук

 

Олег Москвитин,

руководитель антимонопольной практики

Коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры»

 

Роман Суслов,

юрист Коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры»




[1] http://www.arbitr.ru/as/pract/ac_resh_arb_upr/?id_sec=296&arch=1&msgcnt=237&pg=1.

[2] Решения размещались во исполнение информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 октября 2006 г. № 115.

[3] http://www.legislation.gov.uk/ukpga/1986/46/contents.

[4] См.: Все о конкуренции (подготовлено ФАС России). http://altk.fas.gov.ru/sites/altk.f.isfb.ru/files/news/2012/11/08/fas_book_quest_answers_low.pdf.

[5] http://www.wipo.int/wipolex/ru/text.jsp?file_id=201950.

[6] См.: Об установлении понятия грубого нарушения условий государственного контракта по государственному оборонному заказу: Постановление Правительства РФ от 2 июня 2014 г. № 504.

[7] В связи с тем, что четвертым антимонопольным пакетом предусмотрено исключение из ст. 5 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) формулировки о том, что доминирующим может быть признано положение хозяйствующего субъекта с долей менее 35%, утрачивает силу ст. 14.31.1 КоАП РФ, предусматривающая административную ответственность за злоупотребление доминирующим положением хозяйствующим субъектом, доля которого на рынке определенного товара составляет менее 35%.

[8] Все о конкуренции (подготовлено ФАС России). С. 28.

[9] Обзор практики рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с привлечением лиц к административной ответственности за нарушения антимонопольного законодательства, а также дел указанной категории по жалобам на постановления антимонопольных органов и судей, рассмотренных судами Саратовской области за 10 месяцев 2011 г. (п. 7): Постановление Президиума Саратовского областного суда от 12 декабря 2011 г. // СПС «Гарант».

[10] http://pravo.ru/news/view/59334/.

[11] См.: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (п. 2 ч. 1 ст. 4.3): Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // Российская газета. 31 декабря 2001 г. № 256.

[12] О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях (п. 19.1): Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. № 10 // Вестник ВАС РФ. 2004. № 8.

[13] См.: Соловьева А.К., Стуканов А.П. Административное наказание в виде дисквалификации: проблемы применения // Законность. 2012. № 7. С. 33–38.

[14] Рекомендации НКС при ФАС ВСО от 21 июня 2013 г. (п. 12).

[15] Постановление ВС РФ от 8 октября 2015 г. по делу № А63-3311/2014.

[16] Постановления Московского районного суда г. Чебоксары по делу № 5-59-11, по делу № 5-10-11.

[17] См.: Гришковец А.А. Дисквалификация государственных гражданских служащих // Административное и муниципальное право. 2013. № 12. С. 1122–1138.

[18] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (ч. 2 ст. 32.11): Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // Российская газета. 31 декабря 2001 г. № 256.

[19] О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях (п. 20.4).

[20] Рекомендации НКС о практике применения КоАП РФ (п. 12): одобрены Президиумом ФАС ВВО от 25 января 2007 г. № 1 // СПС «КонсультантПлюс».

[21] Постановление ФАС ВВО от 20 июня 2008 г. по делу № А82-14254/2007-10.

[22] Постановление ФАС СЗО от 4 июля 2012 г. по делу № А26-844/2010.

[23] См.: АПК РФ (ст. 16): Федеральный закон от 24 июля 2002 г, № 95-ФЗ (ред. от 29 июня 2015 г.); ГПК РФ (ст. 13): Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (ред. от 6 апреля 2015 г.).

[24] О судебной системе Российской Федерации (ч. 1 ст. 6): Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 5 февраля 2014 г.) // Российская газета. 6 января 1997 г. № 3.

[25] ГК РФ (п. 2 ст. 51): Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 13 июля 2015 г.) // Российская газета. 8 декабря 1994 г. № 238–239.

[26] См.: Порядок предоставления сведений, содержащихся в реестре дисквалифицированных лиц (п. 2, 3, 9): приказ ФНС России от 31 декабря 2014 г. № НД-7-14/700@.

[27] Постановление ФАС СЗО от 5 апреля 2010 г. по делу № А56-67625/2009.

[28] Постановление ФАС УО от 5 мая 2008 г. по делу № А76-961/08.

[29] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (Общая часть): проект федерального закона № 703192-6. http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=703192-6.

[30] Постановление мирового судьи судебного участка № 175 от 5 ноября 2013 г. по делу № 5-182/13. http://sudact.ru/regular/doc/print/05hhvDiNRxVV.

[31] Постановление ФАС ВВО от 11 июля 2014 г. по делу № А11-10152/2013.

[32] См.: Доклад ФАС России о состоянии конкуренции в Российской Федерации. М., 2015. С. 125–126. http://fas.gov.ru/about/list-of-reports/list-of-reports_30092.html.

[33] См.: Башлыкова Н., Панов П. Четверть губернаторов подвела аффилированность с бизнесом. http://izvestia.ru/news/593208.

[34] Постановление Облученского районного суда Еврейской автономной области от 24 января 2012 г. по делу № 5-59/2011. URL: http://sudact.ru/regular/doc/print/gqspi50DE5Z5.


03 декабря 2015 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.







Вход для пользователей
Зарегистрироваться

 

№ 2, 2018 (март-апрель)

По какой отрасли бизнеса вам наиболее интересны публикации?