Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости и события

Апелляция поддержала ФАС России в споре с Минобрнауки России по закупке стоимостью 9,2 млн руб.
14 ноября 2018 г.

Законопроект о госрегулировании тарифов раскритикован рабочей группой по проблемам тарифного регулирования
14 ноября 2018 г.

ОАО «РЖД» нарушило Правила технологического присоединения к электросетям
13 ноября 2018 г.

Кассация подтвердила штраф для Ленэнерго за нарушение Правил техприсоединения
13 ноября 2018 г.

все новости
 Самое читаемое

- Об антимонопольных киберпреступлениях, доступе к тайнам и цифровом спецподразделении
134
- Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
15559
- Стратегические инициативы
113
- Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
12670
- XIV деловой форум «Юридический форум России». Сессия «Антимонопольное регулирование 2018»
3830
- Минэнерго России и ФАС России поручено заключить с нефтяниками соглашения о ценах на топливо
68
 Обзоры

 Анонcы

III ежегодная конференция Право.ru «Комплаенс – 2018: тенденции и лучшие практики»
28 ноября 2018 г. Право.ru проведет III ежегодную конференцию «Комплаенс – 2018: тенденции и лучшие практики», на которой будет обсуждаться внедрение комплаенс на законодательном уровне, последние тенденции антимонопольного комплаенса, управление санкционными рисками и лучшие практики в этой сфере.
Полный текст
Седьмой интерактивный круглый стол «Новое в законодательстве о публичных закупках: Закон о контрактной системе и Закон № 223-ФЗ»
4 декабря 2018 г. в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова состоится седьмой интерактивный круглый стол «Новое в законодательстве о публичных закупках: Закон о контрактной системе и Закон № 223-ФЗ».
Полный текст



Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 3 за 2018 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 3 за 2018 г.


Елена Рыбальченко,

юрист санкт-петербургской корпоративной практики компании «Пепеляев Групп»

 

Указание страны происхождения товара в описании объекта закупки не нарушает законодательство о закупках и не ограничивает количество ее участников

Постановление АС ВВО от 08.12.2017 по делу № А43-8934/2017 (решение в пользу предприятия)

 

Участники дела

ФГУП «Российский Федеральный ядерный центр Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики» против УФАС по Нижегородской области

Резюме эксперта

Суд, руководствуясь позицией ВС РФ о том, что положения Закона № 44-ФЗ нельзя рассматривать в отрыве от ГК РФ, сделал вывод, что понятия «место происхождения товара» и «страна происхождения товара» не являются тождественными. Они используются двумя разными отраслями права и в разных целях. Страна происхождения товара указывается в описании объекта закупки, исключительно чтобы соблюсти установленный запрет на допуск товаров иностранных государств. В отличие от требования указывать место происхождения товара, это не наделяет товар особенными свойствами и не влечет ограничение количества участников торгов.

Обстоятельства дела

В УФАС поступила жалоба на действия аукционной комиссии предприятия (госзаказчик) при проведении электронного аукциона на право заключения госконтракта на оборудование системы кондиционирования. В отношении поставки этой продукции действовал запрет на допуск товаров, происходящих из иностранных государств (Постановление Правительства РФ от 24.12.2013 № 1224). Поэтому участники аукциона должны были представить документы, подтверждающие страну происхождения предлагаемых к поставке товаров. УФАС сочло, что госзаказчик:

  • ограничил количество участников закупки и нарушил нормы ч. 1 ст. 33 Закона № 44-ФЗ, указав в документации об аукционе страну происхождения товара «Россия»;
  • требования к участникам аукциона, сформулированные в аукционной документации, нарушили положения ч. 5 (содержит перечень документов и информации ко второй части заявки на участие в аукционах) и ч. 6 ст. 66 Закона № 44-ФЗ (запрещает требовать от участника аукциона предоставления иных документов и информации, за исключением предусмотренных ч. 3 и 5 ст. 66).

Предприятие в суде настаивало, что указание страны происхождения товара в описании объекта закупки не нарушает законодательство о закупках: такое требование в аукционной документации предусмотрено, чтобы соблюсти запрет на допуск товаров иностранных государств.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления, однако апелляция требования удовлетворила.

Решение кассации и его обоснование

Поддерживая решение апелляции, суд кассационной инстанции подчеркнул следующее.

1. ВС РФ в Обзоре судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом ВС РФ 28.06.2017) указал, что поскольку законодательство о контрактной системе основывается на положениях ГК РФ, то при разрешении споров, вытекающих из госконтрактов, суды руководствуются нормами Закона № 44-ФЗ, толкуемыми во взаимосвязи с положениями ГК РФ, а при отсутствии специальных норм – непосредственно нормами ГК РФ.

2. Понятие «место происхождения товара» – понятие гражданского права. Его определение содержится в ст. 1516 ГК РФ и обусловлено целями и задачами предоставления правовой охраны средствам индивидуализации товаров. Понятие «страна происхождения товара» – категория таможенного права. Оно определено в ч. 1 ст. 58 ТК ТС и обусловлено целями и задачами таможенного контроля.

Указание предприятием страны происхождения товара «Россия» в документации об аукционе не является включением в описание объекта закупки наименования места происхождения товара, которое наделяет этот товар особенными свойствами и влечет ограничение количества участников. Следовательно, вывод антимонопольного органа о нарушении предприятием ч. 1 ст. 33 Закона № 44-ФЗ неверен.

3. Требования к участникам аукциона, сформулированные в аукционной документации, не нарушали предписаний ч. 5 и 6 ст. 66 Закона № 44-ФЗ.

 

Антимонопольный орган не вправе рассматривать жалобу на нарушение процедуры торгов, если она подана с нарушением срока

Постановление АС ВВО от 27.11.2017 по делу № А79-10668/2016 (решение в пользу организатора торгов)

 

Участники дела

Чебоксарский городской комитет по управлению имуществом администрации г. Чебоксары против УФАС по Чувашской Республике – Чувашии

Резюме эксперта

Суд в этом деле обратил особое внимание на то, что отсутствие среди оснований для возврата жалобы пропуска срока для ее подачи не наделяет антимонопольный орган правом рассматривать такую жалобу.

Обстоятельства дела

ООО «АКВА» обратилось в УФАС с жалобой на неправомерные действия организатора торгов – Чебоксарского городского комитета по управлению имуществом администрации г. Чебоксары – при проведении открытого аукциона на право заключения договора аренды земельных участков.

Компания указала, что комитет нарушил 30-дневный срок опубликования извещения об аукционе до дня его проведения (требование п. 19 и 20 ст. 39.11 Земельного кодекса РФ). Жалоба признана обоснованной.

Комитет не согласился с решением и обратился в суд. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования, но апелляция приняла противоположное решение.

Решение кассации и его обоснование

Кассация оставила в силе решение апелляционного суда по следующим причинам.

1. УФАС существенно нарушило порядок рассмотрения жалобы, так как не вправе было рассматривать ее. Ведь «АКВА» обратилась с жалобой по истечении срока, предусмотренного ч. 4 ст. 18.1 Закона о защите конкуренции: через 13 дней после вынесения и опубликования итогового протокола открытого конкурса. Отсутствие в ст. 18.1 Закона такого основания для возвращения жалобы, как истечение срока для ее подачи, не свидетельствует о праве УФАС рассматривать жалобу, поданную с нарушением такого срока.

2. Компания «АКВА» не принимала участие в аукционе, не подавала заявку на участие в торгах, не вносила задаток и не представила доказательств реального нарушения своих прав и законных интересов в сфере осуществления предпринимательской деятельности.

3. Организатор торгов нарушил сроки опубликования извещения об аукционе, поскольку обнаружил в опубликованном изначально извещении опечатку (описку) при указании кадастровых номеров земельных участков, являющихся предметами лотов. Он устранил эту описку, предметы лотов при этом не изменились. Доказательств того, что существуют другие земельные участки с такими же кадастровыми номерами, для обоснования позиции, что изменился предмет аукциона, в материалы дела не представлено.

4. Соблюдение 30-дневного срока опубликования извещения об аукционе обязательно. Но в данном случае действия организатора торгов не привели к несоблюдению обязательных требований, установленных для торгов.

 

Недобросовестной конкуренцией может быть признано лишь такое распространение не соответствующих действительности сведений, дискредитирующих хозсубъекта, которое способно непосредственно повлиять на конкуренцию

Постановление АС ВСО от 18.12.2017 по делу № А10-105/2017 (решение в пользу предпринимателя)

Участники дела

ООО «Энком» против УФАС по Республике Бурятия

Резюме эксперта

Суд воспользовался разъяснениями ФАС России, изложенными в письме от 24.12.2015 № ИА/74666/15, и учел, что в состав рассматриваемого нарушения входят три признака: распространение информации, ее недостоверность (ложность, неточность, искаженность) и причинение вреда (ущерба деловой репутации). Однако даже если критика деятельности компании содержит искаженные сведения, это не свидетельствует об их порочащем характере. Такая критика может быть признана недобросовестной конкуренцией, если хозсубъект распространяет информацию о другом хозсубъекте – конкуренте (чего в данном случае не было) и это причинило либо может причинить убытки (ущерб) деловой репутации.

Обстоятельства дела

В УФАС поступило заявление с просьбой провести проверку нарушения гендиректором «Энкома» антимонопольного законодательства, выразившегося в дискредитации ПАО «МРСК Сибири» путем распространения в двух публикациях в прессе ложных и искаженных сведений, которые могут причинить убытки этой компании или нанести вред ее деловой репутации. В отношении «Энкома» в связи с этим:

  • вынесено решение, которым его действия признаны нарушением ст. 14.1 Закона о защите конкуренции;
  • выдано предписание о прекращении недобросовестной конкуренции;
  • назначен штраф 100 тыс. руб.

«Энком» оспорил акты, и суды двух инстанций удовлетворили его требования.

Решение кассации и его обоснование

Кассационный суд поддержал нижестоящие инстанции, отметив следующее.

Не всякое распространение не соответствующих действительности сведений, дискредитирующих другой хозяйствующий субъект, может быть признано актом недобросовестной конкуренции, а лишь такое, которое непосредственно способно оказать влияние на конкуренцию – предоставить лицу, распространившему информацию, преимущества над конкурентами и причинить им вред.

В то же время спорные публикации содержат субъективные, оценочные суждения. Информация в статьях не может привести к получению преимуществ для «Энкома».

УФАС не представило доказательства наступления или реальной возможности наступления в результате действий «Энкома» негативных последствий для ПАО, причинения убытков или нанесения ущерба его деловой репутации.

 

Все процессуальные действия по сбору и получению доказательств, совершенные антимонопольным органом до возбуждения дела об административном нарушении, незаконны

Постановление АС УО от 12.01.2018 по делу № А76-22776/2016 (решение в пользу министерства)

Участники дела

Министерство дорожного хозяйства и транспорта Челябинской области против УФАС по Челябинской области

Резюме эксперта

Очередное дело из категории «Существенное нарушение процесса = безусловное основание для отмены решения». Антимонопольный орган нарушил порядок возбуждения дела, однако запрашивал и получал информацию, необходимую для его рассмотрения. Суд счел, что раз порядок возбуждения дела нарушен, то вся информация, которую антимонопольщики получили до фактического возбуждения дела, получена незаконно, а значит, незаконно и основанное на этой информации решение.

Обстоятельства дела

В УФАС поступила информация о возможном нарушении Миндортрансом Челябинской области антимонопольного законодательства. Нарушение имело место при организации и проведении конкурса на право заключения договора об осуществлении на территории города деятельности по перемещению задержанного транспортного средства на специализированную стоянку, его хранению и возврату. Указано, что при проведении торгов министерство могло нарушить требования антимонопольного законодательства, в результате чего заявку на участие в них подал только один хозсубъект.

УФАС признало министерство нарушившим нормы ст. 17 Закона о защите конкуренции. Речь шла, в частности, об установлении в конкурсной документации противоречивых, а также необоснованных и создающих неравные условия требований к участникам торгов о наличии:

  • действующего договора на осуществление охранной деятельности (либо наличии в штате частного охранника);
  • установленного оборудования для видеонаблюдения;
  • контрольно-кассовой техники;
  • системы навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/GPS на специализированных ТС для осуществления перемещения задержанного ТС;
  • земельного участка в собственности и др.

Министерство обратилось в суд с требованием признать это решение незаконным. Суды двух инстанций удовлетворили заявление.

Решение кассации и его обоснование

Кассация сочла, что выводы судов соответствуют законодательству, и привела в подтверждение несколько доводов.

1. У антимонопольного органа не было правовых оснований для возбуждения дела об административном правонарушении в отношении министерства, поскольку:

  • заключение договора с лицом, подавшим единственную заявку, само по себе не нарушает Закон о защите конкуренции;
  • к письму с жалобой в антимонопольный орган о возможном нарушении министерством законодательства о защите конкуренции не были приложены подтверждающие нарушение материалы.

2. Процессуальные действия УФАС по сбору и получению информации и документов (доказательств), совершенные до даты, когда против министерства было возбуждено дело об административном правонарушении, являются незаконными.

3. Замена члена комиссии в день оглашения резолютивной части решения по делу на основании немотивированного решения нарушила требования ст. 40 Закона о защите конкуренции и не позволила УФАС объективно рассмотреть дело.

4. Указание в конкурсной документации всех тех требований, о которых говорит УФАС (наличие договора на осуществление охранной деятельности, установленного оборудования для видеонаблюдения и т. п.), не ограничивает конкуренцию.


04 апреля 2018 г.



Вход для пользователей
Зарегистрироваться

 

№ 4, 2018 (июль-август)

 Опрос

Какие законодательные шаги необходимо предпринять в первую очередь для эффективного развития конкуренции на уровне ЕАЭС?

  
  
  
  
  
      





 



Уважаемый посетитель!
Приглашаем Вас принять участие в опросе.

Принять участие в опросе