Телефон подписки
8 (800) 555-66-00

Читать
Новости и события

ЕАЭС: шаги навстречу бизнесу
22 июня 2018 г.

«Р-Фарм» и Минздрав стали фигурантами трех антимонопольных дел ФАС
21 июня 2018 г.

ФАС: Упаковка воды «СЕРЕБРИСТАЯ нега» имитирует упаковку конкурента
21 июня 2018 г.

За госзакупками лекарств усилят контроль
21 июня 2018 г.

все новости
 Самое читаемое

- Топ антимонопольных дел – 2017
1787
- Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
14847
- Правовое регулирование использования product placement в России
6756
- XIV деловой форум «Юридический форум России». Сессия «Антимонопольное регулирование 2018»
1579
- Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
10154
- Трансляция VIII Петербургского Международного Юридического Форума
809
 Обзоры

 Анонcы

Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ
28–29 июня 2018 г. в Москве состоится 5-я ежегодная конференция «Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ», организованная компанией Dialog Management Partners.
Полный текст
Правовая защита бизнеса: комплаенс-контроль и аудит в компании
23 июля пройдет II Всероссийская конференция «Уголовная, гражданско-правовая и административная ответственность бизнеса. Построение системы комплаенс в компании». Организатор – компания «АСЭРГРУПП».
Полный текст



Главная /  Выбор редакции /  Защитные механизмы. Проект «Активация»
Защитные механизмы. Проект «Активация»


Антимонопольная служба будет развивать инструменты гражданско-правовой защиты пострадавших от нарушений в сфере конкуренции и готова поддерживать инициаторов частных исков по взысканию убытков, рассказал заместитель руководителя ФАС России, кандидат юридических наук Сергей Анатольевич Пузыревский. Он объяснил, какой вариант обращения в суд наиболее эффективный и чем выгоден с процессуальной точки зрения институт коллективных исков.


 

– Сергей Анатольевич, законодательная база для такого механизма восстановления имущественных прав, как взыскание убытков, есть: общие нормы гражданского законодательства и специальные антимонопольного. Почему, на Ваш взгляд, инструменты гражданско-правовой защиты работают неэффективно?

– Из трех видов юридической ответственности за нарушения антимонопольного законодательства – гражданско-правовой, административной и уголовной – наиболее работоспособная и эффективная на сегодня административная.

Гражданско-правовые иски о возмещении убытков с нарушителей антимонопольного законодательства единичны. Притом что ежегодно мы фиксируем около 4500 нарушений, из них порядка 2000 совершены хозяйствующими субъектами. После ряда серьезных дел, которые впоследствии были подтверждены судами, плеяда исков о возмещении финансовых потерь не последовала. Хотя правонарушения охватывали несколько регионов, а потери несли тысячи потребителей.

Мы видим несколько причин, почему механизм гражданско-правовой ответственности, несмотря на все наши усилия по его реализации, не работает.

Во-первых, психологический фактор. У потребителя нет уверенности, что он может справиться с монополистом. Многие считают, что ссориться с экономически сильным субъектом не стоит и любое судебное разбирательство только ухудшит условия общения с ним.

Во-вторых, доказать размер ущерба – непростая юридическая задача, и, учитывая это, потенциальные истцы боятся отказа в иске и неудач в суде, которые потом обернутся дополнительными судебными издержками. Мол, пострадал от монополиста, да еще и взыскание издержек получу.

 

– Что сделано для реализации уже существующих законодательных норм и правовых подходов?

– К решению этой проблемы мы подошли в два этапа. Приподнять завесу сложности и напомнить о праве пострадавших от антимонопольных нарушений защищать свои права и предъявлять иски о возмещении убытков, в том числе через суды, призваны два разъяснения ФАС России.

В мае 2016 года было утверждено Разъяснение № 6, где определен порядок взыскания и определения размера убытков в общих чертах. В октябре 2017 года – Разъяснение № 11, в котором проанализированы различные правонарушения, конкретизированы аналитические методы расчета убытков, даны многочисленные примеры. Это большая работа, которую мы провели совместно с Ассоциацией антимонопольных экспертов.

В Евросоюзе соответствующая Директива по искам о взыскании убытков вышла три года назад, в ноябре 2014 года. На базе европейской практики мы подготовили разъяснения по этой теме применительно уже к российским условиям.

 

– Кто основные адресаты разъяснений по убыткам?

– В первую очередь документы направлены на реализацию антимонопольными органами своих полномочий. В силу определенных положений закона мы должны рассчитывать размер убытков и ущерба, причиненных нарушением антимонопольного законодательства. Например, в целях определения размера ущерба как отягчающего административную ответственность обстоятельства.

Еще одна задача разъяснений – помочь пострадавшим от антимонопольных правонарушений и самим нарушителям в определении убытков.

Разъяснения ориентированы также на суды. Понимая, что у истца зачастую недостаточно информации для доказывания и расчета убытков, суды, надеемся, будут активнее участвовать в определении их размера, давать поручения по истребованию сведений и доказательств, которые ответчик стремится закрыть. Если суд займет пассивную позицию, то определить сумму финансовых потерь будет почти невозможно.

При этом судам нужно понимать, что безупречных железобетонных расчетов убытков в антимонопольной сфере будет немного. Так, нарушение может совершить производитель, а пострадает не прямой потребитель, а косвенный. И все эти цепочки, оговорки должны быть предметом серьезного исследования суда.

Поскольку документы утверждены Президиумом ФАС России, мы рассчитываем на их применение судебной системой.

 

– По Вашему мнению, разъяснения станут действенным инструментом для судов?

– Рассчитываем, что суды воспримут их позитивно, и документы помогут им принимать решения по соответствующей категории дел. Любой методический материал в условиях, когда их нет вообще, – подспорье.

Мы, конечно, надеемся увидеть обзор судебной практики, а может быть, и постановление Пленума Верховного Суда РФ по этой теме, что для правоприменительной практики станет константой, а для пострадавших от антимонопольных правонарушений – четким и понятным ориентиром.

 

– Могут ли Разъяснения № 11 использоваться для расчета размера ущерба в целях квалификации действий по статье 178 УК РФ?

– Единообразный подход к определению размера ущерба должен действовать для всех видов юридической ответственности. В том числе для уголовной, когда, принимая решение о передаче материалов дела в правоохранительные органы, антимонопольная служба оценивает размер ущерба и извлеченного незаконного дохода.

Есть определенная специфика по каждому из видов ответственности, но методика должна быть единой.

 

– Есть вероятность, что Разъяснение № 11 потребует регистрации в Минюсте России?

– Законом о защите конкуренции 1 Президиум ФАС России наделен полномочиями давать разъяснения антимонопольного законодательства. В данном случае разъясняем установленную Законом возможность взыскания убытков, а также порядок определения их размеров, которые влияют на привлечение к административной и уголовной ответственности. Мы действуем в рамках реализации предоставленных Законом полномочий. Регистрации в Минюсте России, по нашему мнению, здесь не требуется.

 

– На недавнем межведомственном совещании Вы сказали, что ФАС России будет поддерживать инициаторов частных исков по взысканию убытков. О каких вариантах поддержки идет речь?

– Наиболее эффективный вариант обращения с таким иском – наличие решения антимонопольного органа, признавшего факт нарушения, которое потом поддержал суд. Это становится публичным событием, сигналом для пострадавших и проработанным с юридической точки зрения основанием для дальнейших исков о взыскании убытков. Истцы не с нуля пытаются собирать доказательственную базу и доказывать нарушение антимонопольного законодательства, а так или иначе апеллируют к решению ФАС России.

Здесь есть процессуальные особенности. По мнению юристов, не все обстоятельства по антимонопольным делам, которые подтвердил суд, могут использоваться в качестве преюдициальных. Пострадавший мог и не быть участником того процесса. Тем не менее суд, рассматривающий иск о взыскании убытков, не сможет проигнорировать принятое судебное решение.

Если антимонопольный орган будет привлечен к участию в судебном разбирательстве в качестве третьего лица, то он констатирует сам факт правонарушения. И если речь идет о размере убытков, то мы, сохраняя нейтралитет в целях обеспечения справедливого возмещения, можем высказать свое мнение – например, о том, какая цена того или итого товара на том или ином рынке справедлива. Это мнение, конечно, будет проанализировано судом наравне с другими доказательствами. Но то, что антимонопольный орган представляет свою модель расчета, становится существенным реальным доказательством.

К слову, около трети объема судебных разбирательств, в которых участвуют антимонопольные органы, связаны с тем, что нас привлекают в качестве третьих лиц. В частности, по делам о взыскании убытков.

 

– А если речь идет о категории самостоятельных исков, без решения антимонопольного органа?

– Не исключена поддержка ФАС России и по самостоятельным искам. Пленум ВАС РФ в Постановлении № 30 2 в свое время указал, что арбитражные суды при рассмотрении спора о нарушении антимонопольного законодательства должны извещать антимонопольный орган, чтобы он смог принять участие в деле. Кроме того, суд может привлечь нас по ходатайству одной из сторон. Здесь юридически возможны разные ситуации.

Однако надо понимать, что при обращении в суд напрямую сбор доказательств ложится на истца, которому процессуально без активного участия суда и антимонопольного органа тяжело доказать факт нарушения.

На случай, если дело одновременно рассматривается и в суде, и в антимонопольном органе, Пленум ВАС РФ в том же Постановлении рекомендовал судам откладывать разбирательство до принятия решения антимонопольным органом, чтобы далее уже на основе собранных доказательств вынести решение.

 

– Каким образом будет решаться вопрос о коллективной ответственности нарушителей как солидарных ответчиков по иску о возмещении убытков?

– Есть процессуальные вопросы, которые, возможно, на определенном этапе нужно будет оговорить в законодательстве. Правда, если судебная практика не даст по ним ориентиров.

Когда речь идет о картеле, должна быть, на мой взгляд, солидарная ответственность каждого из участников картельного сговора при возмещении убытков, причиненных таким антиконкурентным соглашением. Если на практике ответчики станут прикрываться отсутствием прямых договорных отношений с истцом, придется законодательно подправить этот процессуальный момент.

Другая спорная ситуация – когда производитель-нарушитель находится, условно говоря, на четыре ступени выше пострадавшего лица. В таком случае, думаю, пострадавшему правильнее предъявлять иск к тому, кто непосредственно совершил правонарушение, и доказывать, что именно он надлежащий ответчик. Не исключаю, что отсутствие прямых договорных отношений опять же может стать препятствием, и тогда такую возможность предъявления иска нужно специально закрепить на уровне закона.

 

– Минюст России подготовил законопроект о коллективных исках 3. Если он будет принят, как, на Ваш взгляд, это скажется на практике по делам о взыскании убытков?

– Чтобы был существенный толчок, активизирующий реализацию прав пострадавших возмещать убытки, необходимы более эффективные процессуальные механизмы. В качестве таковых мы видим институт коллективных исков. Благодаря ему экономическое и процессуальное противостояние сторон по этой категории дел более или менее выровняется.

Такая инициатива выгодна и с процессуальной точки зрения. Согласитесь, по нагрузке несопоставимы ситуации, когда подан один иск по факту одного правонарушения с тысячью пострадавшими и когда, соответственно, тысяча исков. Процессуально объемная для судебной системы тема может быть реализована достаточно компактно.

Коллективные иски также важны с точки зрения единообразия судебной практики: при определенном наборе доказательств принимается общее решение о том, чтобы удовлетворить иск для всех субъектов-истцов или отказать в удовлетворении, если оснований для взыскания убытков не было.

 

– В текущей редакции законопроекта в перечне правоотношений, к которым применимы коллективные иски, антимонопольная сфера не указана.

– Мы направили свои замечания на этот законопроект, с тем чтобы антимонопольные дела были включены в перечень категорий дел, по которым могут подаваться коллективные иски. Сейчас в проекте фактически открытый перечень, но мы предлагаем на уровне АПК РФ, ГПК РФ, а возможно, и КАС РФ закрепить применимость таких исков в антимонопольной сфере.

 

– Институт коллективных исков будет реализован в сфере тарифного регулирования и закупок?

– В сфере тарифов не исключаем. Потребители страдают и при неверном принятии тарифных решений. Возможно, мы выступим с инициативой.

Что касается закупок, то, думаю, в подавляющем большинстве случаев этот вопрос можно будет решить с помощью антимонопольного регулирования. Статья 17 Закона о защите конкуренции позволяет пострадавшим обратиться с иском в случае любых ограничений конкуренции при организации торгов.

 

– Глава ФАС России, выступая на конференции «Антимонопольное регулирование в России» газеты «Ведомости», сказал, что ведомство начинает широкую кампанию по обучению утвержденной методике определения размера убытков. Как и какими силами будет проходить обучение?

– Трудность определения размера убытков заключается и в сложных экономических конструкциях, поэтому, конечно, популяризация методики и обучение ей очень важны.

Активно транслировать подходы утвержденных разъяснений по убыткам, обучать методикам, объяснять, делать их понятными будем на базе наших учебно-методических центров в Казани и Москве. Планируем задействовать профильные кафедры, которых у нас уже больше 50, площадки научно-методических советов кафедр, чтобы и будущих юристов обучить. Кроме того, будут задействованы площадки наших региональных семинаров-совещаний, куда приглашаются в том числе судьи.

 

– Ждать ли новых разъяснений ФАС России по убыткам?

– Думаю, принятые документы – это первые шаги. Возможно, в дальнейшем появятся и другие разъяснительные материалы. Если предложенные механизмы не станут максимально эффективными, продолжим работу в этом направлении и будем упрощать и детализировать их на конкретных примерах и цифрах.

Самый эффективный механизм тот, что самый простой.

 

Интервью подготовила Оксана Бодрягина,

шеф-редактор журнала «Конкуренция и право»

 

 

1 Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

2 Постановление Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства».

3 Проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части урегулирования порядка рассмотрения коллективных исков» (ID проекта на портале regulation.gov.ru: 01/05/09-17/00073156). 


12 января 2018 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.







Вход для пользователей
Зарегистрироваться

 

№ 2, 2018 (март-апрель)

По какой отрасли бизнеса вам наиболее интересны публикации?